Александра Мареева: Не сдерживать себя на сцене, оторваться на всю катушку — настоящий подарок

0

Александра Мареева: Не сдерживать себя на сцене, оторваться на всю катушку — настоящий подарок

Почему детский спектакль — это серьезный экзамен, к которому заблаговременно надо готовиться, а «газаровский» Чехов — особо ценный подарок, «Свободной прессе» рассказала актриса Театра Сатиры Александра Мареева. Широкой публике она известна по знаменитым ролям в кино, среди которых драма «Разведчицы», сериалы «Знахарь», «Безопасность» и многих других.

Театралы знают Александру по ролям в «Мастерской» Григория Козлова, а с 2022 г. она служит в столичном Театре Сатиры, где уже имеет своих поклонников и с блеском играет разноплановых героинь — от пронзительной Елены Андреевны в «Дядя Жорж» до непосредственной Феи Драже в детском спектакле «Щелкунчик и Мышиный король».

«СП»: Александра, многим вы известны как актриса кино, но все чаще вас можно увидеть в театре. В труппе Театра Сатиры вы больше года, а на вашем счету уже не одна роль. Что же вам ближе: театр или кино?

—  Вся наша жизнь идет по спирали — одни события сменяются другими и, если раньше были активные съемки в кино, потом наступил прекрасный период материнства, то сегодня это театр. Сейчас я погружена в него, и «виной» здесь, прежде всего, худрук Театра Сатиры Сергей Газаров.

Я верю Сергею Ишхановичу как руководителю театра, как режиссеру… Это главное для актера — найти своего режиссера, поверить ему искренне и от всего сердца. Я его нашла.

Конечно, Газаров не простой, требовательный и работать с ним сложно, это не только «пряник», а кропотливая работа, доскональный труд, вдумчивое прочтение материала и даже слезы, но в итоге успех.

Важно не прислушиваться к нему, а слышать и выполнять поставленную худруком задачу. Это должно делаться максимально быстро, что бывает сложно, и у меня получалось не сразу.

Александра Мареева: Не сдерживать себя на сцене, оторваться на всю катушку — настоящий подарок

Например, он смотрит на героев Чехова под другим углом, сквозь «газаровскую» призму, что не укладывается в общепринятые шаблоны.

«СП»: И какая же ваша Елена Андреевна в спектакле «Дядя Жорж», где переплетены «Леший» и «Дядя Ваня»?

— Моя роль стала одновременно испытанием и особым подарком. Сергей Ишханович начал репетиции с установки: в спектакле нет положительных или отрицательных персонажей. И предложил несколько по-другому взглянуть на Чехова.

Таким образом стереотипы были стерты. Вообще, Чехов — автор очень ироничный, с хорошим чувством юмора, который не писал истории про скучное существование, а наталкивал человека на размышления через некий сарказм.

Каждый герой спектакля «Дядя Жорж» поставлен в острые жизненные обстоятельства. Например, мою Елену Андреевну немного жалко, что у нее такой муж и она запуталась в своих чувствах. Уйти к другому — решительный шаг, который вызывает у нее страх.

Вышла замуж за старика, прожила с ним 10 лет, постоянно слушает его речи о старости и о подагре — это ли счастье? Она доходит до такого пика отчаяния, что у неё стираются все рамки дозволенного и недозволенного — это когда ты внутренне уже считаешь, что способен на всё и можешь грубить, скандалить, открыто презирать и хохотать в лицо. Перспективы на какой-то положительный выход из ситуации у неё нет.

«СП»: В «Иване Васильевиче» вы играете артистку немого кино Зинаиду Михайловну. Немое кино — сложный жанр?

— Это очень интересно. В спектакле «Иван Васильевич» можно увидеть лишь кусочки этого жанра, где моя героиня пытается выразить все свои эмоции и вступить в «диалог» с помощью только мимики и жестов. Поверьте, это сложная задача для артиста.

В Санкт-Петербургской театральной академии, в мастерской Григория Козлова, где я училась, было задание на немое кино, и мы, студенты, делали небольшие эпизоды. Этот опыт работы мне пригодился в работе над ролью Зинаиды.

Прожить роль, объяснить свои чувства и выстроить немые диалоги, чтобы тебя поняли — верх мастерства артистов прошлых лет, а в спектакле «Иван Васильевич» все это должно быть очень ярко, гротескно. Надеюсь, у моей актрисы все это получается.

Моя Зиночка — очень артистична, она все время в образе. Мы решили, что она оперная певица и, думаю, не очень хорошая. Потому что чем выше артист и лучше, тем он в жизни проще. С ней всё наоборот.

Александра Мареева: Не сдерживать себя на сцене, оторваться на всю катушку — настоящий подарок

«СП»: Зинаиду Михайловну во втором составе играет другая актриса. Можно сказать, что вы — разные Зины?

— Во втором составе Зину играет прекрасная актриса Майя Горбань. Несмотря на один и тот же текст и рисунок, мы — абсолютно разные. Потому что каждая индивидуальна, и у нас разная природа.

Моя Зина очень эксцентричная женщина, и она стала настоящим подарком для меня. Раньше у меня такой роли не было, когда ты можешь не сдерживать себя на сцене, а «оторваться» на всю катушку. Здесь можно максимально наиграть и вполне по тексту «отпустить свои эмоции» (смеется).

На последнем спектакле Сергей Ишханович подошел ко мне за кулисами и говорит: «Ты каждый раз исполняешь Зину по-разному». Спрашиваю: «Это плохо?» — отвечает: «Талантливо».

Такие моменты окрыляют актера, дают импульс работать дальше.

«СП»: А роль Феи Драже в детском спектакле?

— Многим кажется, что в детских спектаклях — самые легкие роли, но это далеко не так. Для меня играть для детской публики — настоящий экзамен. Это самая честная и справедливая аудитория, она не умеет подыгрывать и маскировать свои эмоции. Любая сцена может сопровождаться комментарием или вопросом из зала. Надо каждую минуту быть максимально внимательным.

К спектаклю для детей нужна особая подготовка, настрой. Потому что это постоянный контакт со зрителем, где нет отстраненного существования актера.

Кстати, детским спектаклем я начала 2024 год — 2 января сыграла Фею Драже.

Александра Мареева: Не сдерживать себя на сцене, оторваться на всю катушку — настоящий подарок

«СП»: Наша встреча проходит во время новогодних праздников, впереди еще Старый Новый год и Крещение. Какие подарки получили вы и ваши дети от Деда Мороза?

— У современных детей, мне кажется, есть вообще всё, их уже мало чем можно удивить. Хотя бывают интересные открытия и для взрослых. Оказалось, что совсем незначительные вещи для людей моего поколения, для наших детей становятся удивлением.

Например, как-то мы ходили в Третьяковскую галерею, и я купила детям подарочные ластики с изображением картины «Три богатыря». Для них, в век цифровизации и компьютеризации, это было целое открытие. Было интересно наблюдать, как они удивляются тому, что можно написать и стереть не мышью, а ластиком.

Конечно, дети до Нового года написали письма Деду Морозу. В итоге старший сын получил великолепную шапочку футбольного клуба «Локомотив», где он тренируется и уже играет матчи. Младшему сыну от волшебника достался проектор в виде космонавта, теперь в комнате у ребенка поселилось северное сияние и он невероятно счастлив. Каждый вечер засыпает в сказке, веря, что когда-то увидит настоящее северное сияние.

«СП»: Угадал ли Дед Мороз с подарком вам?

— Главный подарок для меня — это здоровье и счастье для всех моих родных и близких, а в моем письме Деду Морозу была просьба о покупке нового пылесоса (смеется). Старый недавно сломался, а вот новый Дед Мороз мне не принес, но у него еще есть шанс исполнить мое желание на Старый Новый год.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *